Ночь — хороша собой…

Ночь — хороша собой
и ясен светлый день,
но в радости любой
есть грусти полутень:

сложилось и сбылось,
и сбудется, но мы
дорогу стали врозь
прокладывать из тьмы…

Подобны миражу
добро теперь и зло.
Увидимся — скажу
безликое «Hallo»,

а многое хотел
и вспомнить, и забыть.
Свет белый снова бел —
быть может, может быть,

ночь — хороша собой
и ясен светлый день,
но в радости любой
есть грусти полутень…

Судьба — что горки: то наверх, то снова вниз…

Судьба — что горки: то наверх, то снова вниз,
то как профессор строгий вызовет к доске.
Когда невесело — возьми и улыбнись
своей тоске…

В деревне — тихо, но простор широк и свеж:
в глуши и краски ярче, и слова слышней —
границы разума заходят за рубеж
мечты моей.

Когда мелькают в глубине ночной огни,
луна, что остров, роем звёзд окружена:
у этой жизни мы с тобою не одни,
а жизнь — одна.

Морской волной над городами облака —
пусть свысока они глядят из-за стекла,
но по тебе моя печаль — и тем крепка,
и тем светла.

Перед весной

Предвесенняя грусть — это солнце
в небесах, а в душе — всё позёмка:
по привычке и смех раздаётся,
и грустишь по привычке негромко.

В феврале, февралю, февралёво:
снег с дождём, дождь со снегом и ветер,
и снежинкою вертится слово,
и ложится в тетрадь на рассвете.

Далеко-далеко моя радость,
расстояний таких не бывало:
жизнь порой — непростая шарада,
где решение — хуже провала.

«Но весна, но весне, но весною —
я склоняю, волнуясь на старте.
— Если будем самими собою,
март придёт, как положено, в марте».

Если в сердце — любовь, не привычка —
не уйдёт она и не отпустит,
не сгорит за минуту, как спичка.
Дай мне руку и хватит о грусти.

В феврале, февралю, февралёво:
снег с дождём, дождь со снегом и ветер,
и снежинкою вертится слово,
и ложится в тетрадь на рассвете…

Пусть проводят без песен…

Пусть проводят без песен,
встретят тоже без слов.
Столько раз мир чудесен,
сколько сам ты готов.

Пусть скривятся: «Чужбина,
не твои небеса…» —
дорожила ли сыном
разотчизна-краса?

Словеса — лишь завеса.
Нынче будем прямы,
что катились бы лесом,
взявшись за руки, мы.

Хлещет ливень по лужам —
мир устроен таким —
и чужим ты не нужен,
и не нужен своим.

Пусть не звёзды нам светят,
не взметнётся салют.
Я вернусь не за этим —
потому, что люблю.