Если не любит — пускай молчит…

Если не любит — пускай молчит,
любит — молчит тем паче:
«Нет» — констатируют лишь врачи,
«Да» — ничего не значит.

Мне ль не знакомы февраль и май,
только душа — не стынет.
Радости было — по самый край,
счастлив и рад поныне.

Я улыбаюсь. Порой — смеюсь.
Грусти не место, хватит…
Осень танцует полночный блюз
в очень вечернем платье.

Век мимоходом, как змей, ползёт —
не обовьёт, не жалит.
Год без тебя — суеты блокнот,
вечер с тобой — скрижали.

Шутка за шуткой — дурной расклад.
Видно, взгрустнулось знатно…
С милой улыбкой порой молчат,
чтоб не ругаться матом…

«Нет» — констатируют лишь врачи,
«Да» — ничего не значит.
Тот, кто не любит — пускай молчит,
любит — молчит тем паче…

По-другому не сложилось, извини…

По-другому
не сложилось, извини.
Звонким громом,
шумным ливнем хлещут дни.

Барабанит
косохлёст о водоскат:
лето канет —
канет в лету, говорят.

Всё бы ладно,
в лабиринте серых дней,
Ариадна,
где любимый? Где Тесей?

У ромашки
есть ответ, но он не прост:
потеряшки
разошлись на вест и ост.

Он — свободен,
как с горы летит ручей —
нынче в моде
ни чужой, ни свой — ничей.

Дым и омут,
тихий омут — наши дни.
По другому
не сложилось, извини.

Сонет

Без поцелуев и ночей —
возможно, хоть не очень просто,
а без тебя — и сам ничей,
и мир вокруг — пустынный остров.

Гордыня, гордость, знак и знать —
различий тьма по меньшей мере:
разрушить — легче, чем начать,
расстаться — проще, чем поверить.

В душе декабрь — тот же май,
но стынь вокруг и мало шансов —
«не вспоминай, не вспоминай»,
как пелось в чувственных романсах,

но нет — не знает отчего-то
любовь ни времени, ни счёта.

Поэту

Льётся и плещется речь —
счастья, не злата намой.
Радость — в предчувствии встреч,
Радость — от встречи самой.

Пусть миновал неолит,
станет с мартышки труда:
если всё время болит —
то не любовь, а бурда.

То не вчера и не впредь,
было и будет не вдруг:
в непогодь солнца хотеть —
вот наша истина, друг.

И, распростав — не скрестив,
руки к тому приготовь,
что не разлуки мотив,
радость при встрече — любовь!