Приходи на минуту, на час, на неделю, век…

Приходи на минуту, на час, на неделю, век —
будешь самый мой близкий, мой искренний человек.

Не проси совершенства — я разочарован в нём
потому, что и сам был однажны в людей влюблён.

Я писал им — и дактилем мой измеряли стих.
Я молчал им — и думали — сдался и смолк и стих.

Нет, ничто не гасило вражды и, предав опять
самого себя, я продолжил о том писать,

что ни время, ни слово не значило б ничего,
если б люди не стали как знамя нести его,

если б помнили твердо, что наш беспокойный век —
лишь минута, лишь час, лишь неделя, лишь дождь, лишь снег,

что лишь чувства важны, что затем на подлунный свет
мы приходим, что каждый из нас — от творца поэт,

что слова — только фразы, что, парус в пути скребя,
не великих открытий мы ждём, а самих себя,

что от гама небес до земли и морского дна —
есть любовь у меня одна, только ты одна.