Хотелось одного…

Хотелось одного:
тепла, тепла, тепла,
но жизнь и без него
размеренно текла.

Струился с неба свет,
глядела с неба стынь:
— Любви на свете нет —
остынь, остынь, остынь…

Но помнит звонкий стих,
что были от щедрот
и небо на двоих,
и расставанья грот.

Разлука — не итог,
не край, не C’est La Vie,
а новый завиток
баллады о любви.

И смысл песни той,
чтоб, целый мир любя,
спеть для тебя одной —
тебя, тебя, тебя.