Вослед расставанию…

Вослед расставанию —
как за туманом — встреча.
Ни нежность, ни манию
стрелки часов не лечат.

За тихими сёлами,
шумными городами
читал он весёлые
вирши прекрасной даме.

Она хохотала
и смех растворялся в дымке,
как песенка талая
раненной солнцем льдинки.

Услышишь печальное —
не называй поэтом:
любовь — не отчаянье,
счастье и радость это.

День, как обычно, светел…

День, как обычно, светел,
а ночь — права.
Скажешь — и носит ветер
слова — слова:

мир не споёт, не сплачет —
темно — и пусть —
лишь за улыбкой спрячет
тепло и грусть…

Каре-зелёноокой
пишу своей:
«На огонёк далёкий —
скорей-скорей!

Через поля и горы,
края — края,
чтоб навсегда и скоро —
моя — моя…»

Перемены все — к хорошему…

Перемены все — к хорошему,
переделки — вовсе к лучшему:
всё вокруг ломая в крошево,
никого вокруг не слушая,

высь алела ранним холодом,
птицы «горько» нам кричали,
но не знали мы ни повода,
ни причины для печали.

Пусть любовь — не дом с иконами,
не фонтан, что пляшет струями,
и пришёл я не с поклонами,
а всего лишь с поцелуями,

всё вокруг ломая в крошево,
никого вокруг не слушая —
переделки все — к хорошему,
перемены — вовсе к лучшему.